Теоретики уверены в том, что объясняться в компьютерных знаменателях, обрисовывая талантливости нашего мозга не совсем корректно: наш мозг значительно более затейливый и эластичный, чем затверделый диск, к тому же он действует в совершенно другой интонации.

mozg-cheloveka-i-kompyuter

Наш диэнцефалон трудится при помощи зашифровки реминисценции в гальванические выбросы, включая нейроны в разных округах диэнцефалона и формируя замысловатую паутину выбросов, какие кодируют мысли человека и его эмоции. Это указывает, что память размещена по всему головному мозгу – в предпочтение от компьютера, что отводит лишь одно точное место для любого конкретного файла.

Диэнцефалон не сберегает слова либо мировоззрения, какие говорят ему, как ими жонглировать. «Компьютеры делают все эти вещи, но не устройства», – вещает теоретик. Диэнцефалон же образовывает понятия, «считанные» с оптических заинтересованностей, сберегает их в «буфере» краткосрочной парамнезии, а потом предоставляет эти сведенья в «инструментарий» долгосрочной памяти.

Родственные положения, однако, могут подзадоривать более бездонное представление ответственных метаморфизмов, прорезающихся в головном диэнцефалоне, а они могут быть потреблены компьютерными конструкторами чтобы создать более действенные совокупности, сорганизованные на правилах работы памяти людского мозга.