Игры про корабли

В то время как “Орел” был приведен в Майдзуру, он имел осадку носом 27.5 фута и кормой 29.3 фута. Разумеется, что на протяжении боя корабль принял некое количество воды, но потому, что на протяжении боя была израсходована часть угля и боеприпасов, приняв осадку корабля в сражении равной 28.5– 29 фут, мы не допустим громадной неточности. Очень возможно, что игры про корабли этого типа были приблизительно такими же.

drevnii-korabl

Не смотря на то, что это значение заметно выше номинальной проектной осадки, оно не есть чрезмерно высоким для судов в полном грузу (в укомплектованном виде) и соответствует водоизмещению чуть больше 15000 т при метацентрической высоте 2.5 фута (около 0.75 м). Указанная метацентрическая высота полностью неадекватна настоящей высоте броневой защиты при средней осадке в 28.5– 29 футов. При таковой осадке 7.5″ пояс будет пребывать на 12– 18″ (30–46 см) ниже уровня фактической ватерлинии по миделю, а верхняя кромка 6″ верхнего пояса – всего в 3.5– 4 футах (1–1.2 м) выше уровня воды при спокойном море. При более бурном состоянии моря, имевшем место на протяжении боя при Цусиме, верхняя кромка верхнего пояса иногда достаточно глубоко уходила под волну. В средней части корабля выше этого пояса имелась лишь 3″ броня каземата 75-мм орудий, в которой были прорезаны орудийные порты. 5) ” пояс в носу пребывал в нескольких дюймах ниже ватерлинии, а верхняя кромка 4″ верхнего пояса возвышалась над ватерлинией на 4.5– 5 футов (1.3– 1.5 м). Выше этого пояса корпус корабля, если не считать 3″ “заплат” носовых 75-мм казематов, не имел броневой защиты.

Тщательный анализ отчетов британского и германского военно-морских атташе и изучение бессчётных фотографий разрешают с громадной степенью возможности сказать, что “Орел” скорее всего взял 5 12″, 2 10″, 9 8″, 39 6″ и 21 малокалиберных либо осколочных попаданий, из которых 2 12″, 5 8″, 28 6″ и 11 малокалиберных либо осколочных попаданий пришлись в левый борт. Полученные наряду с этим повреждения, в общем, подобны повреждениям, взятым русскими судами в сражении в Желтом море. В небронированных бортах имеется довольно много больших пробоин, включая пробоину от 12″ боеприпаса в левом борту под передней трубой размером 10 х 8 футов, но повреждения внутренних помещений довольно малы. На плите носового 5) ” пояса по левому борту имеется след от попавшего под острым углом 12″ боеприпаса в виде удлиненной каплевидной выбоины с трещинами по краям. Не считая этого попадания на бортовой броне ниже уровня основной палубы имеются следы еще лишь 3 6″ попаданий. В небронированном борту в корме имеются две достаточно больших пробоины, одна – от 8″, и одна – от 6″ боеприпаса, простирающиеся ниже осей 75-мм орудий в батарее основной палубы. Около 7 футов (2 м) ствола левого носового 12″ орудия было оторвано в следствии попадания 8″ боеприпаса. Часть крыши кормовой 12″ башни над левым орудийным портом была вдавлена вовнутрь попаданием 8″ боеприпаса, ограничив угол возвышения орудия, а на боковой броне башни имеются следы попадания 10″ боеприпаса, взорвавшегося либо, что более возможно, разбившегося при ударе в броню. Левая носовая и правая средняя 6″ башни заклинены в следствии попаданий 8″ снарядов в их броню, наряду с этим большие повреждения взяли прилегающие к башням участки палубы. В правой средней башне случился взрыв снарядов, приведший к большим повреждениям. Правая кормовая 6″ башня повреждена 12″ боеприпасом, попавшим в барбет под острым углом. Осколки двух 6″ снарядов, один из которых попал в боковую стенку, а второй – в крышу боевой рубки, пробрались вовнутрь рубки.

Не смотря на то, что во многих помещениях выше ватерлинии хранились уголь, являвшийся дополнительной защитой, и разные запасы, на корабле не отмечалось сильных пожаров.

На основании таких довольно умеренных повреждений, взятых “Орлом” довольно часто делается вывод, что 3 однотипных корабля, потопленные в сражении, попадания в которые в разных отчетах о бое упоминаются значительно чаще, взяли довольно много больше попаданий. направляться сходу подметить, что в течение большей части боя представляется неосуществимым с какой-либо степенью достоверности выяснить, какие поэтому суда обстреливались японцами. Что же касается числа попаданий в погибшие суда, нужно подчернуть, что японцы израсходовали довольно маленькое число тяжелых снарядов. Всего на протяжении сражения, включая пару выстрелов, произведенных 28 мая по отряду Небогатова, отряд Того израсходовал 446 12″ (“Микаса” – 124, “Сикисима” – 74, “Фудзи” – 106, “Асахи” – 142), 50 10″ и 284 8″ (“Касуга” – 103, “Ниссин” – 181) снарядов.